Представляем вашему вниманию интервью с ведущим преподавателем йоги и основателем метода «Хатха йога – путь Единства» Фуадом Алиевым.

– Фуад, расскажите, пожалуйста, как вы попали в йогу, у вас был определенный запрос или просто кто-то привел за руку?
– Запросов никаких не было, попал «совершенно случайно». На тот момент профессионально занимался спортом – это 1992 год, начало 1993. Была травма колена и врачи рекомендовали оперировать, но оперироваться не хотелось, и моя бабушка предложила съездить к родственнику по нашей линии в Иран, который уже тогда был в достаточно преклонных годах, ему было 100 лет! Она сказала, что он тебе поможет, поедешь, поживешь у него, если не хочешь операцию, которую она, кстати говоря, тоже не поддерживала. Я собрался и поехал. Потом выяснилось, что его уговорили взять меня, он не хотел. Полтора года я прожил на родине Омара Хайяма, территории Персии, современном Иране. Жил у него, лечился, учился.

– Он ваш учитель по сути, тот, кто первым ввел вас в этот мир?
– По сути, у нас у всех один учитель – это Абсолют во всех проявлениях. Но это тот человек, который для меня явился очень мощным толчком и проводником и я ему за это очень признателен.

– Естественно сейчас его нет в живых?
– Да, он уже перешел в другое состояние. Пока линия рода жива, мы живем, и соответственно, он живет. Этот человек много помог вспомнить, ведь мы все вечные неизменные создания на протяжении миллиардов лет помогаем Абсолюту осознать свою определенную часть, пусть мельчайшую, но проявленную. Нам не надо ничему учиться, у нас огромный багаж, все вопрос воспоминания, а вспомнить, осознать – сейчас новое модное слово – помогает непосредственно энергетический статус. Мы стягиваем рассеянную энергию в систему под названием человек и кого-то это начинает колбасить, он ломается и пытается быстрее избавиться от этого избытка энергии, потому что это непривычное состояние. А кто-то удерживает энергию какое-то время и происходит скачок, подсвечивается определенная темная зона в мозгу и вспоминаешь , а дальше все дается легко, без надрывов, когда приходит время всё получается.

– Вы жили там полтора года без перерыва?
– Да. Я жил в довольно-таки спартанских, аскетичных условиях, занимался, фактически, все время. Он был реализованным суфийским мастером, но также еще и специалистом в хатха йоге, совмещал эти вещи. У таких людей как он идет прямая передача за пределами слов – шактипат, передача состояний, поэтому на протяжении полутора лет постоянно происходило обучение.

– Много человек обучалось вместе с вами?
– Нет. Еще один человек жил с нами.

– А когда обучение закончилось, он вам сам сказал, всё, Фуад — ты готов?
– Нельзя сказать, что обучение закончилось, просто я уже чувствовал себя хорошо, колено не болело. Потом я захотел еще и через какое-то время опять приехал и снова он дал мне задание. Дальше я уже там долго не жил, были лишь кратковременные пребывания – месяца полтора-два, затем я уезжал и занимался сам. После его ухода до сих пор достаточно информации, чтобы работать. Основные фундаментальные постулаты, диалог с Абсолютом должен продолжаться, мы являемся людьми – Ману и наш код это мантра – молитва и чтоб не происходило, чтобы мы ни делали, мы должны созерцая творить этот диалог. Даже в ноздрях заключена эта мантра – «со-хам», которая при правильном дыхании звучит постоянно.

– А через какое время после «окончания» обучения вы стали преподавать сами?
– Преподавать именно йогу я начал относительно недавно, в 2000 году, а до этого был опыт преподавания самбо, дзюдо, восточных единоборств. Я пробовал себя в этом с 1995 года и получил очень важные навыки по организации процесса – держать группу, чувствовать группу, умение доходчиво доносить информацию.

– После начала занятий йогой вы все равно продолжали преподавать боевые искусства?
– Да, потому что был еще в достаточно молодом возрасте, но йога уже тогда присутствовала в моей жизни, просто была личная практика, которая продолжалась и продолжается до сих пор. Соответственно, можно резюмировать, что пришел в йогу случайно, хотя случайности не случайны, то есть пространство ведет нас к нашей цели определенным образом и если мы ему в этом помогаем, это увеличивает качество нашего взаимодействия с реальностью.

– Вы сразу поняли всю глубину и ценность этой системы как только попали к вашему родственнику или это все постепенно открывалось вам?
– Вообще, понять это сразу в том возрасте, честно говоря, было нереально. Я даже не мог определить основной критерий, по которому происходит чудодейственный восстановительный процесс исцеления, потому что с точки зрения логики и современной медицины это восстановить невозможно, а с точки зрения возбудить внутренние ресурсы, чтоб организм начал формировать стволовые клетки и восстанавливать хрящевидные, костные ткани, это уже совершенно другой подход. Нет, это было трудно и все происходило через такое сильное сопротивление, через выбивание мусора из меня, то есть понимания совершенно не было. Я недоумевал, потому что в спорте сильны стереотипы работы напрямую с телом, и мне пришлось полностью изменить свое мировосприятие, но поскольку он являлся уже реализованным мастером и мог показать такие вещи, которые сводили меня с ума, но при этом двигали мой центр осознания, то я ему верил, потому что за ним не просто слова, а сила стояла. Он мог из ничего создать огонь, поджечь дерево, дать мне возможность взаимодействовать с этим огнем. Если на него смотреть, то это пугает, но если вникать, то природа огня холодная. Потом он убирал этот огонь и с деревом ничего не происходило, хотя только что оно реально горело. Первое, что кажется — это жар, потом когда подходишь, ощущаешь холод от огня. Он мог управлять реакциями в организме животных, людей и показывал все это, демонстрировал управление воздушными потоками, нехотя, иногда, когда надо было.
Йога — это не в бублик завязаться, особенно хатха-йога. Это искусство управления реальностью, вернее, искусство ведения диалога с Абсолютом, который из милосердия дал ее сначала высшим сущностям, а те по преемственности передали и это знание дошло уже до наших предков, Ману, его сыновей и они размножили его. Каждый из нас является волшебником в потенции.

– То есть, основная ваша мотивация в занятиях была избавиться от последствий вашей травмы?
– Да. Спорт помимо укрепления физики растит амбиции, эго, гордыню, много мусора в голове. И когда случилась травма, я чувствовал себя ущербно, видел как люди ходят с палочками. Я не хотел для себя такого будущего, но еще до конца не понимал что делать, те ценности, на которые я опирался, рушились, почва уходила из под ног. Потом, когда тебя какой-то старик заставляет закрывать глаза, улыбаться, а потом посылать эту улыбку в колено, представлять, как эта улыбка там расцветает, дышать в ногу, наполнять улыбкой и когда ты перестаешь улыбаться, он бьет тебя по голове…. Нестандартная форма обучения, он особо не церемонился. Организм формирует до 50 видов морфиноподобных гормонов в кишечнике, если создается это вот состояние положительных эмоций. Если использовать этот потенциал, направляя его в определенные части тела, то целительные процессы ускоряются, и реально сотворить невозможное. Подводя итог… я многого не понимал, но когда это сработало, через какое-то время стало интересно и я начал вспоминать. У меня изменилось качество сна, очень многие внешние раздражающие факторы сами собой исчезли. Все слова моего учителя находили подтверждение и поэтому, когда за словами стоит сила, это уже не аспект какой-то слепой веры, а это элемент твердого знания, элемент действия, тогда ты понимаешь: да это эффективный инструмент и берешь его. Даже сейчас слепой веры не нужно. Когда человек идет через практику целостной технологии мистической хатха йоги – практикует асаны, практикует пранаямы, посредством этого дыхания, ниточек, нервная система соединяет тонкое с грубым и он ощущает эти вибрации, что я не тело, я чувствую легкость, я вижу свет, не надо для этого клиническую смерть испытывать, он говорит: да, мне это нравится, я буду соединять и буду смотреть. Зачем быть ограниченным, одевать очки, лучше расширить границы своего восприятия, позволить волшебству просто войти в твой мир, сказать: «Здравствуй!» и наслаждаться, чтобы каждый день был интересным, творческим, утром встал, вечером лег и не понимаешь тот ли это день или уже новый. То есть день олицетворяет на самом деле всю нашу жизнь – рождение, зрелость, старость и смерть, каждый раз, когда мы засыпаем, мы умираем, когда просыпаемся – рождаемся, когда рождаемся – благодарим, когда умираем тоже, потому что мы не управляем даже дыханием в ноздрях, управление идет изнутри.

– Фуад, назовите пожалуйста, самые главные, на ваш взгляд, бонусы, которые дают регулярные занятия йогой?
– В моем понимании, основной бонус это состояние НАБЛЮДАТЕЛЯ, то есть ты понимаешь, что это за состояние и это круто. Чтобы не происходило, ты созерцаешь, у тебя есть время, чтобы среагировать. Любая проблема, учитывая весь проявленный мир, это причинно-следственные связи, негативная реакция – негативные последствия, ты можешь среагировать с плюсом, вообще не реагировать, либо реагировать внешне с минусом, но при этом не реагировать внутренне. Это и есть состояние наблюдателя. Побочные эффекты – крепкое здоровье, энергетический статус, творческие проявления, обострение чувствительности – возможность черпать информацию из первоисточника. Сколько неоткрытых знаний, сколько новых форм синтаксиса, даже на то, что уже открыто, что будет донесено. Есть открытые вещи, которые говорят, но люди их не слышат, потому что недостаточно корректная форма синтаксиса. А что такое синтаксис — это мысле-словесная форма передачи информации, доходчивая, оптимальная на сегодняшний день, все эти формы тоже находятся во всемирном информационном поле. Положительные эффекты от занятий сопровождаются наблюдением, какая-то твоя часть проживает ситуацию, какая-то основная часть просматривает, и ты пребываешь в основной части, ты не внутри, ты снаружи.
На самом деле это настолько прямой путь, когда ты практикуешь целостную технологию, ты видишь вдруг что такое лезвие с характерным звуком пронзает пространство и понимаешь, что ты на этом лезвии и тебе надо бежать, стоять невозможно, потому что тебя просто разрубит напополам и ты бежишь по этому лезвию, оглянуться тоже невозможно. Впереди расплывается красивейшее пространство из цветов, звуков, которое просто манит тебя и через какое-то время этого бега ты понимаешь, что ты часть этого пространства, света и звука, и тогда тебе уже не страшно, потому что ты можешь бежать по этому лезвию и понимать, что оно не причинит тебе вреда. Ну я это так вижу, по крайней мере. Оглядываться нельзя, потому что даже в современных религиозных течениях тот, кто оглядывается, тот держится за старое, превращаясь в соляной столб и его разрубает пополам. Человек оказывается не там и не здесь, если ты по середине – ты безумен, то есть это пропасть между реализацией и ограниченным материальным миром. Многие начинают бег, потом боятся по какой-то причине, оглядываются и остаются в подвешенном состоянии, так и не реализуются. Хуже всего находится так вот посередине, потому что ты и не здесь и не там, ты сумасшедший, образно говоря…

– Как наиболее гармонично интегрировать йогу в повседневную жизнь со всеми ее заботами, делами и «нехваткой» времени?
– Начнем с того, что времени вообще нет. Время это способ, опять-таки, коммуникации, чтобы для себя что-то обозначить, и найти себя для начала. Время это пространство, которое разворачивается определенным образом, поэтому для всех оно разворачивается немножко по-своему, для кого-то быстро, для кого-то медленно, в зависимости от того к какой структуре своей организации привязан каждый индивид. Есть грубое тело, а есть разные тонкие тела – тело дыхания, тело ума, тело контроля эмоций, то есть состояние Пратьяхара, и тело наблюдателя (Ананда Коша) – высшее или причинное наше тело. Соответственно, к какому инструменту коммуникации с реальностью привязан человек сознанием, так для него и течет время. Отговорки обычно принимают гипертрофированную форму, вот некоторые из них — у меня нет времени, я занят, я деловой человек. Вставай на полчаса раньше! Я устал, я не высплюсь. Не думай, не анализируй, встань на полчаса раньше и сделай что-нибудь – сядь, подыши, сделай шаткарму, прими 12 поз – Ом сурья намаха, почувствуй как этот огонь вспыхивает в твоем теле и начинает формировать твое сознание. Время есть всегда, вечером перед сном, после душа сядь, посиди немножко с закрытыми глазами, поуправляй жизненным воздухом в теле. Не обязательно много, но встраивать в повседневную жизнь это все можно и нужно.

– Правильно ли я понимаю, что желательно заниматься каждый день, чтобы идти по пути йога?
– Да, ну а что здесь такого? Так или иначе, мы продвигаемся от жизни к смерти, что касаемо физической оболочки, а в тонком теле ничего не изменяется, только накапливается осознание. Просто мы участвуем в этом процессе движения или кто-то нас пинает, толкает, входит в наше тело, выходит, мы даже не понимаем что происходит. Есть высшие сущности, которые управляют нами, если мы не пребываем и не управляем, понимаешь? Элемент осознанности как раз в том, чтобы мы контролировали, пребывали, видели кто вошел, кто вышел, что происходит вообще. Или идем, спим. Как в известной сказке про двоих из ларца — «–Вы и есть за меня будете? –Угу!» То есть они все что хочешь сделают, но сами и есть будут за тебя, а ты человек который живет в системе, который не хочет брать ответственность за себя, за свое воплощение, как шава – ходячий труп.

– Ваши рекомендации начинающим – минимальное количество занятий в неделю?
– Я бы рекомендовал два, а лучше три раза в неделю и желательно получить какой-то навык, дабы практиковать еще и личную садхану. Минимальный набор упражнений, как способ гигиены тела – нашего саркофага, должен присутствовать каждый день. Лениться не надо, отговорки искать не надо, думать не надо, надо просто брать и действовать – практиковать двадцать минут, полчаса твоего драгоценного времени утром, чтобы подключится и вечером, чтобы обнулиться, сжечь избыточные потенциалы, правильно отойти ко сну.

– А что вы посоветуете людям, занимающимся йогой, чьи близкие не только не поддерживают их, но и откровенно отговаривают их от занятий, считая это эзотерическим бредом?
– Чтобы я им посоветовал? Если говорить о том, что мы принимаем ответственность, то надо ее принять. Если человека сильно заботит, беспокоит мнение близких, если он зависит от этого, сочувствовать, молиться за этих людей в надежде на то, что что-то поменяется, с другой стороны бесконечность так или иначе постучится к каждому. У человека есть такой интересный инструмент – как РАЗУМ, это гармоничная активность двух полушарий, искусство к размышлению, анализу. Человек должен смотреть, что происходит в его жизни, что происходит в жизни окружающих, что такое «счастлив», «удовлетворен», «здоров». Если он следует определенным критериям и при этом болеет, не устроен, то это же знаки. Значит надо что-то менять, ведь человек не что иное, как определенный свод привычек и правил, трудно избавляться от привычек, но новые приобретать можно, для этого приложить немного усердия и труда. Существуют разно уровневые способы ведических практик, такие элементарные, как мы говорили – гигиена тела, которая со временем приведет к тому, что у человека это будет проявляться как собственные решения, изменения режима питания, режима дня – рано вставать, вовремя ложиться, изменение качества реагирования. Затем какие-то вредные привычки будут со временем сами отпадать, и это будет уже не навязанная вещь, а естественная, поэтому для начала надо, чтобы человек изменил энергетический статус, а он меняется в результате даже этих простейших моментов из практики.

– Если говорить общедоступным языком, то каковы основные постулаты в такой науке как йога?
– Хотелось бы уточнить, все-таки хатха-йоги. Потому что йога — это все. Например, преподаватель по метанию копья, говорит – я хочу достичь мастерства в «йоге метания копья» и это тоже справедливо, точно также есть йога кулинарного мастерства, йога фотографирования, йога рисования и т.д. А именно, хатха-йога – это потоки энергии , из которых соткана матрица – наш проявленный мир, которая игрой света, тени и своим движением создает всю проявленность – так называемая МАХАТ-ТАТТВА, все энергии Абсолюта причинно-следственных связей. Хатха-йога – это искусство взаимодействия с этим, потому что мы не что иное, как эти же потоки, просто отделенные аурой, где присутствует понимание Я и то ложного Я — ахамкары, или помраченного сознания, которое воспринимает себя чем-то или тем-то, что с одной стороны хорошо, а с другой стороны неплохо бы понимать, что ты еще и чистый свет, пойманный в ловушку восприятия. Основой постулат – все есть свет и звук, больше ничего, и мы в том числе. В игре света и звука да возрадуются все присутствующие не только в нашей маленькой материальной вселенной, но во всей мириаде этих атомов Верховной Личности, которые есть никто другой как Ади-пуруша. Он большой и один из его парадоксов, что он един во множестве от крупных до самых мелких, мы мельчайшие его частицы и хорошо, чтобы мы помнили и чувствовали это.

– На ваш взгляд, подходят ли занятия хатха-йогой людям, глубоко находящимся в определенной духовной традиции, к примеру, Христианстве, Исламе и т.п.?
– Так или иначе, современные религиозные течения взяли из ведических технологий то, что им нужно. Особенно ярко это проявлено в Монашестве. Например, в Православии затворяются, постятся, творят умную молитву – сначала произносят, потом шепчут, потому в уме произносят, а потом из ума начинают переводить в сердце – это сходные технологи самьямы, джапа-йоги, мантра-йоги, и во всех религиозных конфессиях используются вот эти ведические методы. Там асана сведена к минимуму, но, тем не менее, они стоят на коленях, совершают коленопреклонение, поклоны, что тоже связано с дыханием. Монашество сходно еще тем, что там пребывает карма-йога – если человек в монастыре находится не в затворе, то он работает – пашет огородик, камушки таскает, что-то строит, при этом еще творит молитву. Это уже бхакти-йога – руки в труде, сердце с Богом. Эти технологии, в общем-то везде, монашеские уклады примерно одинаковы. Нет у человека силы и здоровья сидеть в затворе и молчать, долго не есть, он работает, потому что труд на определенном этапе развития иерархии души очищает сердце – анахату, и появляется видение. Пускай они в своей традиции занимаются, главное — делают это. Потому что если человек совершает утреннее и вечернее молитвенное правило, много наклоняется, соблюдает посты, молится, при этом мозг переключается и генерирует определенные вибрации. Человек, который действует, не важно, какой это алгоритм, не важно, какая это духовная традиция, главное чтобы целостная технология, если он полностью соблюдает все, то он здоров, осознан, светел. Но сравнивать я бы не стал. Мне кажется, все-таки парадокс в этом Его и проявляется, что Он един во множестве и кому-то легче идти через определенное имя, пророка, определенную конфессию, так на здоровье, не надо его отговаривать, перетягивать.
А вообще, толерантность это первый признак приятия, подтверждение, что ты являешься наблюдателем. Агрессивность проявляется там, где нет любви. Какая бы конфессия не была, в конечном итоге все обращаются к Единому через разные имена. Все пророки, которые приходят в Кали-югу – Иисус Христос, Шри Чайтанья Махапрабху и т.д. – это все анахатные пророки. Они все говорят о Любви, о раскрытии сердца, приходят в наше не благоприятное пространство и что-то вещают, вещают старое новым синтаксисом, за которым стоит сила:
«Открой своё сердце путник! Слушай и созерцай! Услышь все звуковые проявления Тишины! Созерцай несказанную красоту Непроявленного»!

Мир Всем!